13.05.2023

Дайвинг, золото и ГБЖ. Управляющий директор Лебединского ГОКа Александр Токаренко ответил на вопросы студентов

В образовательно-выставочном центре «Железно!» проходит цикл встреч, на которых слушатели от профильных вузов общаются с руководителями горнодобывающих и металлургических предприятий региона.

Фото: Александр Белашов

В образовательно-выставочном центре «Железно!» проходит цикл встреч, на которых слушатели от профильных вузов общаются с руководителями горнодобывающих и металлургических предприятий региона. В апреле студенты НИТУ «МИСиС» познакомились с управляющим директором Лебединского ГОКа Александром Токаренко. 

Он впервые попробовал себя в роли горнорабочего уже в 13 лет — благодаря летней школьной практике. Более 20 лет посвятил золотодобыче: начинал помощником горного мастера, позднее возглавил предприятие «Полюс Красноярск». А сегодня руководит крупнейшим в России и СНГ комбинатом по добыче и обогащению железной руды — Лебединским ГОКом. Александра Токаренко молодые люди засыпали вопросами.

— Как вы выбрали профессию? Почему именно горнодобывающая отрасль?  

— У нас в семье уже четыре поколения горных инженеров. Прадед работал начальником шахты в Кривом Роге. Отец связал жизнь с золотодобычей. Я часто бывал у него на работе и на борту карьера: любил рассматривать огромные большегрузы и экскаваторы, которые с высоты казались игрушечными. Поэтому уже класса с пятого-шестого сознательно начал готовиться к профессии горного инженера.  

— Это правда, что отсчёт вашей трудовой деятельности можно вести с конца восьмидесятых годов? Мы поначалу решили, что в биографии ошибка…  

— Все правильно. Свой первый трудовой опыт получил в 13 лет, в 1988 году. У нас проходила летняя практика: можно было либо на территории школы какие-то задания выполнять, либо устроиться на предприятие и зарабатывать первые опыт и деньги. Вот так стал горнорабочим. Это самая маленькая ступень среди профессий горного производства. Мне нравилось. На первую зарплату купил профессиональные пластиковые лыжи — большую редкость для тех времён.  

— Студенчество — время получения знаний, первого профессионального опыта, общения и творчества. А что вам запомнилось?  

— Команды со всего потока института каждый год соревновались в КВН, здесь же «открывали» новых юмористов, чтобы пригласить к себе в состав. Всегда участвовал в состязаниях и думаю, что они научили на жизнь иногда смотреть с юмором. Вообще криворожская школа КВН считается сильной.  

— Какие качества и навыки нужны студенту, чтобы стать востребованным на производстве? Не заменят ли в ближайшие годы цифровые технологии некоторые профессии? 

— Сегодняшним профессионалам необходимо знание цифровых инструментов. В начале двухтысячных предприятия проходили техническое перевооружение, а вузы не успевали готовить специалистов, которые умеют обращаться с новым оборудованием. Поэтому нужны прогрессивные умы и личности, которые нацелены постоянно развиваться. Но, конечно, базовые знания по профессии тоже важны: они  — фундамент.

Не думаю, что в ближайшее время «цифра» заменит людей на производстве. Она, скорее, поменяет подход к некоторым операциям. Мы уже используем инновационные технологии для планирования, проектирования горных и взрывных работ, моделирования технологических процессов в карьере. Специальные программные продукты значительно ускоряют и облегчают работу.  

Фото: Александр Белашов

— А что вдохновляет вас на продуктивную работу? И чем руководствуетесь, принимая решения? 

— Меня всегда вдохновляло развитие предприятия — выпустить больше продукции, поднять производительность, увеличить экономический эффект, усовершенствовать условия труда. Тем более вижу, что у Лебединского ГОКа — огромный потенциал для роста. У нас разведанных и поставленных на баланс запасов руды хватит на многие десятилетия добычи при текущей производительности. Что касается принятия решений, руководствуюсь принципом эффективности, опираясь на финансово-экономические показатели работы и на комфорт сотрудников. Если они довольны условиями, то больше вовлечены во все производственные процессы, а это главное.  

— А как вы восполняете энергию, боретесь со стрессом? 

— Главный источник энергии — спорт. Если говорить о регулярных занятиях, то хожу в тренажёрный зал и катаюсь на велосипеде. В выходные устраиваю большие заезды на 50-100 километров. Очень люблю горные лыжи и дайвинг. Причём я сертифицированный дайвер, могу погружаться как в открытой воде, так и в пещерах. После более чем двухсот погружений в море и океане решил попробовать пещерный или cave-дайвинг. Здесь более строгие правила и к экипировке, и к подготовке, и к ориентированию, ведь в экстренном случае может не быть возможности вынырнуть из воды — это вам не океан.  

— Были ли у вас такие опасные ситуации? 

— Ни разу! Ответственно отношусь к безопасности. В погружениях, как и в работе, руководствуюсь принципом «разумной избыточности» — беру с собой запасы кислорода, фонарей и других инструментов, которые могут пригодиться. И никогда не довожу до крайности: вижу, что потратил четверть запаса воздуха — лучше вернусь к началу и пополню его.  

— Раньше ваша работа была связана с добычей золота, а сейчас — железной руды. Есть разница?  

— Какие-то вещи совпадают, например, добычу ведут открытым способом. На предприятии, где я работал, также были переделы дробления и обогащения, как и на Лебединском ГОКе. Но технология всё же отличается, особенно металлургические этапы.

Многие, наверное, когда слышат слова «добыча золота», представляют себе старателей, которые с промывочным ковшом ищут самородки. На самом деле в чистом виде золото уже практически не встретить: запасы почти иссякли. Сейчас его добывают из так называемых упорных руд, в которых содержание ценного материала очень невелико: например, чтобы изготовить трёхграммовое кольцо или цепочку, нужно переработать несколько тонн руды. Чтобы отделить золото от примесей, мы использовали уникальную технологию — бактериальное окисление. Благодаря ему процесс проходит до пяти суток, а не миллионы лет, как в естественной среде. Из окисленного продукта в несколько этапов получают катодный осадок, из которого и плавят слитки. Что интересно, выглядит он очень неприглядно  — как глина ржавого цвета. Только после обработки приобретает привычный нам блеск.

А про Лебединский ГОК, думаю, вы много слышали, так как изучаете производство. Некоторые уже побывали у нас на практике и знают, что комбинат единственный в стране выпускает горячебрикетированное железо. 

— Какие у комбината преимущества перед конкурентами? 

— В первую очередь, мощная сырьевая база. И производство ГБЖ, которое пользуется большим спросом на внутреннем и внешнем рынках. Компания «Металлоинвест» придерживается принципов «зелёной» металлургии. Большинство компаний приобретают экологичное сырьё для выплавки, от которого будет минимальное количество выбросов. Горячебрикетированное железо этим требованиям соответствует. Плюс у него степень металлизации порядка 92-94 процентов, то есть это хорошее сырьё для изготовления высококачественной стали.  


Евгения Шехирева

Последние новости

Горячая линия по вопросам иммунопрофилактики

 Иммунопрофилактика – единственный надежный способ, позволяющий предупреждать возникновение эпидемий или вспышек инфекционных заболеваний и полностью их контролировать.

Сдай кровь- спаси жизнь

20 апреля в России отмечается один из важных социальных праздников — Национальный день донора.

Вячеслав Гладков: «Начали выдачу еще 10 тысяч продуктовых наборов для жителей Грайворонского округа, находящихся вне ПВР»

С сегодняшнего дня продолжилась выдача продуктовых наборов жителям Грайворонского округа Белгородской области, вынужденно покинувших свои дома из-за обстрелов ВСУ и проживающих вне пунктов временного размещения.

Card image

Почему деревенский дом в окрестностях Луховиц становится популярным выбором?

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *